09:19 Время

Новый вид социального страхования: защита работников от банкротства работодателя

Фото из открытых источников

Госдума направила в правительство проект закона о введении нового вида обязательного соцстрахования – на случай банкротства предприятия. Мы решили узнать мнение экспертов относительно инициативы.

Автор документа – председатель комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. По его замыслу предприятия должны будут делать обязательные отчисления на случай банкротства.

На данный момент, по мнению инициаторов проекта, погашение долгов по зарплате сотрудников стоит на втором месте, однако зачастую либо работникам приходится очень долго ждать окончания процедуры банкротства компании, либо средств на выплату заработной платы не остается вовсе.

Принятие закона о новом социальном страховании обяжет работодателей перечислять в ФСС средства, которые в дальнейшем будут идти на выплату долгов по зарплате работникам обанкротившегося предприятия. При этом существующие на сегодняшний день отчисления яе вырастут: на страхование работников от банкротства компании будет уходить 0,02%, на эту же величину сократится размер отчислений на страхование временной нетрудоспособности иностранцев.

Несмотря на то, что нагрузка на бизнес в случае принятия нового закона не увеличится, инициатива Крашенинникова выглядит по меньшей мере странно в свете утвержденного Дмитрием Медведевым плана по реализации механизмов «регуляторной гильотины», которая как раз-таки и призвана отсечь лишние законы и нормативные акты, мешающие бизнесу если уж не развиваться, то хотя бы держаться на плаву.

Генеральный директор и руководитель проекта Dolgi.ru Павел Дашевский:

— Сложно комментировать инициативы, которые похожи на белый шум. Инициаторы данной «новеллы» предлагают ввести новую статью страховых отчислений для бизнеса, руководствуясь тем, что при банкротстве компании работники компании ничего не получают. Но практика показывает: с защитой прав работников у нас полный порядок! Защита прав работников в сегодняшних реалиях – это практически государственный приоритет, доходящий в некоторых случаях просто до абсурда. Я не говорю сейчас о принудительных мерах обязывающих работодателя выплатить причитающуюся работнику зарплату под угрозой уголовного преследования, освобождение от которого возможно только в случае выплаты заработной платы; не говорю о незамедлительном реагировании трудовых инспекций, органов прокуратуры и предварительного следствия. (Мы много писали о случаях возбуждения у/д, ими пестрил 2018-й). Я говорю о правовых инструментах взыскания даже в обычном процессе банкротства. Работники имеют приоритет в очередности, могут образовывать объединения кредиторов и защищать свои права. К тому же в любом банкротстве существует возможность привлечения руководителя и лиц, контролирующих должника, к солидарной или субсидиарной и даже к уголовной ответственности при наличии соответствующих признаков. Этого мало? Откровенно, не могу понять ни смысла, ни логики в любых инициативах по введению любой дополнительной нагрузки на бизнес в угоду частным интересам, пусть даже работников. Право работника должно быть защищено, но не в ущерб праву третьих, четвертых и пятых лиц. Не будем забывать, что любой предприниматель – это, прежде всего, работодатель, поэтому и рассматривать его следует как совокупный набор коллективных прав. Языком метафор: предприниматель – это запряженный в оглобли тягловый конь, бесконечно тянущий груженную телегу. Я уверен, что сейчас наступило время, когда пора начинать думать о том, как облегчить жизнь и упростить деятельность предпринимателя, коня, если хотите, способствовать его развитию и росту, а не подкладывать бесконечные популистские подушки под чресла пассажиров телеги.

Президент ассоциации корпоративного коллекторства Дмитрий Жданухин:

— Новость интересная, особенно с учетом того, что не увеличивается сам тариф для работодателя, а просто происходит перераспределение денег. Но, учитывая, что многие темы, связанные с банкротством, используются не так, как планировалось, есть опасность, что эту схему могут применять, например, для обогащения. Бывают зарплаты высокие, своего рода «золотые парашюты», и, если государство через эту страховку будет вынуждено выплачивать денежные средства, например, топ-менеджерам, не получившим зарплату, это будет выглядеть очень странно. Здесь важно предусмотреть механизм противодействия злоупотреблениям.

Необходимо повышать эффективность самих процедур. Чтобы быстро запускались процедуры банкротства и денежные средства из компаний-банкротов не выводились, чтобы люди могли получить деньги. Это попытка латания дыр отдельными законопроектами. Вместо этого нужно в целом улучшать работу с организациями-банкротами.

Глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи:

— Когда появляется любой дополнительный повод, будь то страхование или какой-нибудь сбор, все начинается красиво. И бизнес убеждают, что на его плечи это уж точно не ляжет. Мы не раз замечали, что на поверку все оказывается по-другому. И в конечном итоге все фонды являются лишь звеном, которое передает, аккумулирует денежный ресурс, поступающий от предприятий, которые, работая, его выплачивают. Я опасаюсь того, что вместо решения проблемы мы создадим инструмент для того, чтобы в очередной раз увеличить нагрузку на предприятия. В конечном итоге все эти дополнительные издержки на страхование так или иначе лягут на бизнес. Надо бороться с самой причиной банкротств. А причина лежит гораздо глубже. Основная сейчас, на наш взгляд, – участившиеся случаи уголовного преследования предпринимателей. И статистика показывает, что предприятия. попавшие под уголовное преследование, в 90% случаев прекращают свое существование. Поэтому, решив первопричину возникновения банкротств предприятий, можно решить важную проблему, поднятую Крашенинниковым. Он ее достаточно хорошо понимает, иначе столько лет не бился бы за закон «год за полтора» (год нахождения в СИЗО считается за полтора года в тюрьме – прим. WN), который был принят благодаря его активной работе.

Я считаю, что данный законопроект нужно сначала обсудить с предпринимательским сообществом. Мы готовы принимать участие и не верим в чудеса в экономике: за все заплатит либо предприниматель, либо сам сотрудник. Эта дополнительная нагрузка в 0,02% ляжет на них. И в одном, и в другом случае необходимо четко понимать, насколько корректно будет администрироваться этот инструмент и как он будет работать. Проблема невыплаты зарплаты действительно есть. Да, в первой очереди находятся работники предприятий, но по факту надо искать там, где потеряли, а не там, где светло. А потеряли в причине, где возникает банкротство, потеряли в качестве проведения процедуры банкротства, которая непрозрачная. Вот там и надо искать, а не придумывать еще один инструмент в момент, когда объявили «регуляторную гильотину».

 

Добавить комментарий