08:40 Время

Ждать ли рецессию осенью и к чему готовиться гражданам [Эксперты]

По прогнозам Института экономики роста им. Столыпина рецессия российской экономики может начаться уже этой осенью. Мнения экспертов о масштабах возможного спада и последствиях для населения разделились. 

Институт экономики роста им. Столыпина представил доклад о ситуации в экономике, в котором говорится о возможной рецессии во втором полугодии 2019-го, сообщил РБК. Ранее об опасности рецессии заявлял министр экономического развития Максим Орешкин, но он предполагал, что она случится не раньше 2021-го.

Эксперты института отмечают сокращение работников, занятых в малом и среднем бизнесе на 1,6% в сравнении с аналогичным периодом 2018-го. Число малых и средних предприятий снизилось более, чем на 7%. На основании этих данных, аналитики считают, что ухудшение положения среднего и малого бизнеса приведет к затяжному снижению темпов роста ВВП до конца 2019-го. 

КОГДА ЖДАТЬ РЕЦЕССИЮ

Экономист Денис Ракша не согласен с выводами экспертов Института им. Столыпина. Он полагает, что заявление института, наблюдательный совет которого возглавляет бизнес-омбудсмен Борис Титов имеет скорее политический смысл и адресовано ЦБ:

— Титов и его люди в принципе предрекают рецессию из-за того, что происходит с малым бизнесом. Возможно, они, как и Орешкин, хотят сильно шокировать общество, чтобы затеять дискуссию и чтобы от них не отмахивались. На самом деле, я не думаю, что там есть серьезные расчеты по поводу рецессии. Еще до того, как доклад был опубликован произошли события, которые делают рецессию еще менее вероятной. ФРС (Федеральная резервная система США) понизила процентную ставку, затем ключевую ставку снизил ЦБ. Это означает, что доллар будет слабым, а цены на нефть будут расти, и сырьевые валюты будут укрепляться. Есть вероятность, что ФРС понизит ставку второй раз, и даже, если этого не случится, то все равно будут ожидания. Все эти факторы особо не дают предположить, что даже техническая рецессия случится во втором полугодии.

Сокращение числа предприятий малого и среднего бизнеса - недостаточный фактор, чтобы прогнозировать рецессию, считает Денис Ракша. Он отмечает, что в начале года было зафиксировано значительное сокращение субъектов малого бизнеса, что вызвало сильную реакцию экономического сообщества. В дальнейшем оказалось, что это связано с вступлением в силу закона о самозанятых, и часть малого и даже среднего бизнеса воспользовалось законом, чтобы снизить издержки. При этом, он отмечает, что малый бизнес традиционно не является драйвером экономики в России, а возможные меры ЦБ по упрощению кредитования инвесторов могут улучшить ситуацию для среднего и крупного бизнеса:

— Позиция ЦБ выглядит достаточно взвешенной, они пытаются постепенно замещать потребительское кредитование на инвестиционное, тем самым не допуская резкого падения спроса. Другой вопрос, что даже, если ЦБ сделает все возможное, чтобы компании брали инвестиционные кредиты в банковской системе, то от них не зависят другие факторы, которые негативно сказываются на рынке: независимый суд, защита прав инвесторов. 

Экономист, директор Института стратегического анализа компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» Игорь Николаев, напротив, считает, что выводы экспертов Института им. Столыпина в целом верны. Но по его прогнозам ожидать рецессию стоит несколько позже - в начале 2020 года:

— Помимо сокращения предприятий существуют и другие признаки того, что динамика ВВП приближается к нулю. Темпы роста, которые мы имеем по итогам первого полугодия, даже если будет 0,7%, то это уже балансирование на грани рецессии и стагнации. При этом еще не реализовались главные риски - санкции, падение цен на нефть и снижение темпов мировой экономики. Какие-то из этих рисков уже начали реализовываться, какие-то реализуются позже. Это значит, что экономика, которая и так не растет под влиянием этих рисков с очень большой вероятностью уйдет в рецессию.

Экономист видит основную проблему в продолжающемся падении доходов россиян и, соответственно, в снижении спроса. При этом он не уверен, что упрощение требований  по резервам для инвестиционных кредитов, лоббируемое ЦБ, сможет кардинально изменить ситуацию:

— Это традиционная точка зрения Титова и «Деловой России», против которой я все время возражал. Да, кредиты будет проще получить, но зачем кредит, чтобы производить продукцию, спрос на которую стагнирует. Реальные доходы населения по итогу первого полугодия снизились на 1,3%, и это продолжение той же динамики, что уже была. Инвестиции - там ждали 4%, а они тоже оказались значительно ниже, динамика в районе 1 - 1,5%. С осени ЦБ обещал и будет реализовывать ужесточение выдачи кредитов. Но решая эту проблему, мы будем еще больше гасить и так проблемный спрос, это еще усугубит проблему.

Экономист Антон Шабанов полагает, что аргументы авторов доклада заслуживают доверия, но тем не менее, возможность рецессии во втором полугодии 2019-го скорее носит теоретический характер:

— Ситуация вполне возможная, и о ней все говорят довольно давно. Темпы роста ВВП находятся в границах статистической погрешности. Любая ошибка в расчетах может нас свалить если не в фактическую, то в техническую рецессию. Сказать, что прямо именно он фактически реализуется - сложно, но вероятность есть. 

Шабанов соглашается с доводами о том, что малый бизнес в России не вносит серьезного вклада в развитие экономики, но сокращение численности малых и средних предприятий, по его мнению, может стать одним из факторов продолжающегося экономического спада.

К ЧЕМУ ГОТОВИТЬСЯ ГРАЖДАНАМ

Денис Ракша считает, что обычным гражданам не стоит ждать кардинальных изменений ни этой осенью, ни в начале 2020-го. Тяжелее всего придется малому бизнесу, но, по словам экономиста, малые предприниматели уже привыкли к работе в непростых условиях. Антон Шабанов также не советует потребителям готовиться к глобальному изменению ситуации:

— В таких темпах роста мы находимся уже 2-3 года, и если негативный сценарий реализуется, и мы войдем в рецессию, то картина мира мало изменится для обычных граждан. Нас ждет то, к чему мы уже привыкли, и если к чему-то готовиться, то к тому, что положительных изменений не будет.

Игорь Николаев полагает, что кризис 2020-го может оказаться сложнее, чем последствия кризиса 2008-го. Падение ВВП будет затяжным и возможностей для быстрого возвращения к росту практически не осталось:

— Что такое спад - производство падает, снижаются возможности у предприятий, это замораживание зарплат, сокращение работников. Проблемы в реальном секторе - проблемы с с налогами, поэтому в бюджетном секторе тоже будут проблемы.

«Минус» по 2020-му если будет, то будет небольшой - это не 2009-й, не минус 7,8% ВВП, такого обвального спада не будет. Проблема в другом, и здесь 2009-й покажется еще очень хорошим годом. 2020-м дело точно не ограничится: санкции никто не отменит, мировая экономика вряд ли так быстро отскочит. Это будет, пусть и не с такими большими темпами падения, но затяжной кризис и это еще тяжелее, в условиях, когда мы уже потратили резервы. Темпы снижения могут быть сравнимы с 2015-м, но проблема в том, что быстрого отскока не будет. У нас наложение кризисов, ведь те структурные проблемы, из-за которых еще до всяких санкций и падения цен на нефть экономика уже перестала расти, не решены. 

Добавить комментарий