17:23 Время

Арбитражных управляющих и работников предприятий-банкротов планируют лишить последних прав

Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих опубликовал в своем телеграм-канале (https://tlgg.ru/orpau) проект поправок в Закон о банкротстве, авторство которого приписывается Минэкономразвития. Одним из ключевых предложений является введение запрета на применение к деятельности арбитражных управляющих трудового законодательства и законодательства о профсоюзах, предлагается дополнить статью 20 Закона о банкротстве новым пунктом 14 следующего содержания:

         «14. К деятельности арбитражных управляющих не применяется трудовое законодательство и законодательство о профессиональных союзах.»

         Впервые предпринимается попытка через специальный закон ограничить право граждан, занимающихся профессиональной деятельностью, на объединение в профсоюз, что противоречит не только Закону о профсоюзах, но и статье 30 Конституции Российской Федерации.

         Но ведь арбитражные управляющие не только работают сами, но и обладают полномочиями руководителей предприятий-банкротов. Получается, что теперь на предприятия-банкротах вообще не будет применяться трудовое законодательство и законодательство о профсоюзах, но как же будут защищать свои права работники таких предприятий?

         Мы решили обсудить сложившуюся ситуацию с Председателем Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих Михаилом Василегой:

         - Михаил, в чем на Ваш взгляд смысл таких поправок?

         - В процессе осуществления любой деятельности возникают отношения, которые должны регулироваться какими-то правовыми актами. Сейчас такие отношения, возникающие у арбитражных управляющих, могут регулироваться как нормативными правовыми актами, так и коллективно-договорными, ведь с 1 января 2020 года действует Отраслевое соглашение в сфере несостоятельности (банкротства) и финансового оздоровления на 2020 - 2022 годы. Недавно Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 21.02.2020 по делу № А53-8303/2019 установил, что в соответствии со статьей 45 Трудового кодекса Российской Федерации отраслевое соглашение является правовым актом, регулирующим социально-трудовые отношения арбитражных управляющих, поэтому подлежит применению при регулировании деятельности арбитражных управляющих наравне с нормативно-правовым регулированием.

         При коллективно-договорном регулировании на федеральном уровне социального партнерства от имени арбитражных управляющих выступает Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих.

         Минэкономразвития выступает за запрет коллективно-договорного регулирования, чтобы отношения, возникающие при осуществлении арбитражными управляющими своей деятельности, регулировались только нормативными правовыми актами и такие акты могли приниматься без учета мнения самих арбитражных управляющих и их саморегулируемых организаций. Именно на это и направлены поправки.

         - То есть сейчас Вы считаете, что сейчас трудовое законодательство применимо к деятельности арбитражных управляющих?

         С этим вроде даже Минэкономразвития не спорит, ведь иначе зачем прописывать в Законе о банкротстве запрет его применение. Конечно, применяется несмотря на то, что у арбитражного управляющего в деле о банкротстве нет трудового договора, нет трудовых отношений. Но абзац второй статьи 11 Трудового кодекса допускает применение трудового законодательства там, где нет трудовых отношений, а список лиц, к которым не применяется трудовое законодательство установлен в абзацах с восьмого по двенадцатый в этой же статье 11 Трудового кодекса. Поэтому для арбитражных управляющих основанием для такого применения является не наличие трудового договора, а отсутствие гражданско-правового договора.

         Здесь еще важным является то, что в силу пункта 5 статьи 20.6 Закона о банкротстве арбитражный управляющий получает свое вознаграждение не за результат своей работы, а за ее выполнение, что свойственно для трудового договора, а не для гражданско-правового.

         - Так эти поправки уже внесены в Государственную Думу?

         - Еще нет, но по уже сложившейся традиции такие поправки не вносятся Минэкономразвития открыто, как положено. Случайно находится депутат, который их вносит. Кстати, ровно два года назад 27 февраля 2018 года Минэкономразвития подготовило аналогичный проект поправок, а 19 июля 2019 года уже депутат Н.П. Николаев внес эти поправки сразу ко второму чтению законопроекта № 239932-7, они были приняты в тот же день профильным комитетом Государственной Думы без какого-то обсуждения на заочном голосовании по время пленарной сессии по рассмотрению пенсионной реформы, несмотря на то, что их объем составлял более 200 страниц. Принятие по втором чтении было запланировано на 23 июля, а в третьем – на 15 июля 2019 года. Была внесена следующая формулировка:

         «Арбитражный управляющий при осуществлении своей профессиональной деятельности не является работником по смыслу трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.»

         В тот раз здравый смысл восторжествовал и во втором чтении поправки Н.П. Николаева до сих пор не рассмотрены, сейчас идет процесс их согласования с Минэкономразвития. В процессе такого «согласования» и появился новый вариант. Мы ожидаем, что будет предпринята попытка таким же жульническим способом «протащить» их через Государственную Думу, когда за неделю происходят заседание профильного комитета, а потом второе и третье чтения. Фактически несколько человек узурпировали право регулирования всего института банкротства.

         Такие «серые» технологии законотворчества приводят к тому, что законодательство о банкротстве перестало быть эффективным и не направлено на развитие экономики.

         Кстати, именно принятие под Новый 2016 год по такой «серой» технологии Федерального закона от 29.12.2015 № 391-ФЗ и послужило поводом для объединения арбитражных управляющих в общероссийский профсоюз для создания механизмов коллективной защиты своих социально-трудовых прав и интересов. А в марте 2019 года свою структуру для участия в коллективно-договорном регулировании создали и их саморегулируемые организации. Был создан Российский антикризисный союз, являющийся общероссийским отраслевым объединениям работодателей в области права и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

         - Но в тот раз поправками было установлено, что арбитражный управляющий не является работником, а сейчас вообще вводят запрет на применение трудового законодательства и законодательства о профсоюзах.

         - Это лишь показывает уровень квалификации тех, кто пишет такие тексты. Даже скорее показывает отсутствие какой-либо квалификации. Поэтому у нас и такой Закон о банкротстве, что его пишут какие-то случайные люди из каких-то своих сиюминутных интересов без системного видения, получается такое хаотичное мозаичное законотворчество, а исполнять его приходится арбитражным судам и арбитражным управляющим.

         Что там имели в виду авторы этих поправок? Сложно сказать. Скорее всего именно запретить коллективно-договорное регулирование в деятельности арбитражных управляющих, так как это ограничивает возможности мухлевать с законопроектами. А что получилось? Нарушили права работников предприятий-банкротов. Ведь на предприятии-банкроте нет руководителя, есть только арбитражный управляющий. Обращается к нему работник или профсоюз работников, а арбитражный управляющий отвечает, что на него ни трудовое законодательство, ни законодательство о профсоюзах не распространяется, это как так? И ведь будут суды, которые так будут так рассматривать. Начнется путаница.

         Хотя ведь в абзаце восьмом статьи 11 Трудового кодекса прямо указано, что нельзя запретить распространять трудовое законодательство на арбитражных управляющих, так как они являются представителями предприятий-банкротов, то есть работодателей. Также нельзя запретить гражданам, имеющим общие профессиональные интересы, объединиться в профсоюз. Это прямо предусмотрено в пункте 1 статьи 2 Закона о профсоюзах и не предусматривает каких-либо исключений, так как является конституционным правом в силу части 1 статьи 30 Конституции Российской Федерации.

         - А ваше профсообщество что-то может противопоставить таким «серым» технологиям законотворчества при внесении поправок в Закон о банкротстве?

         - Так для этого и необходим профсоюз и возможность коллективно-договорного регулирования. Ведь все законопроекты в сфере труда подлежат рассмотрению в другом порядке с участием Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Минэкономразвития выступает категорически против этого, так как тогда возможностей жульничать при законотворчестве не получится. Законопроекты должны получить одобрение со стороны общероссийских профсоюзов и общероссийских объединений работодателей.

         Более того, Правительство Российской Федерации является стороной Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации на 2018 - 2020 годы, в соответствии с пунктом 1.5 которого проекты законодательных, иных нормативных правовых и других актов органов государственной власти, касающихся законодательства о банкротстве и регулирования деятельности арбитражных управляющих, подлежат совместному рассмотрению.

         Однако несмотря на все наши обращения по вопросам законотворчества Минэкономразвития игнорирует обязательства, взятые на себя Правительством Российской Федерации.

         Наша основная задача – добиться того, чтобы был изменен порядок законотворчества, чтобы в том числе и этот законопроект рассматривался на Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых интересов с участием как арбитражных управляющих, так и их саморегулируемых организаций. Тогда и прекратится практика таких неожиданных и непродуманных изменений в Закон о банкротстве.

 

 

 

Добавить комментарий