04:30 Время

Что не так с поправками в закон о банкротстве

Фото из открытых источников

 

В начале прошлого года Минэкономразвития внесло в правительство проект о внесении изменений в закон о банкротстве. В частности, было предложено сократить количество процедур несостоятельности (исключить процедуры наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления, ввести реструктуризацию долгов), а вместо торгов инициировать голландские аукционы с плавающим ценообразованием. Новации также коснулись арбитражных управляющих и СРО. К ним относятся сокращение минимальной численности членов СРО, а также изменение процедуры выбора АУ с помощью балльной системы и/или случайным образом. Осенью 2020 года ГПУ президента России в отношении указанного законопроекта подготовило отрицательное заключение из-за большого числа концептуальных замечаний, в том числе правового характера, и отправило законопроект на доработку.

В начале декабря 2020 года первый заместитель председателя правительства РФ Андрей Белоусов провел совещание по внесению изменений в закон «О несостоятельности (банкротстве)». В нем помимо членов правительства приняли участие руководители Российского союза промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палаты «Деловая Россия», ряда других федеральных министерств и общественных объединений.

В итоговом протоколе заседания Минэкономразвития было поручено внести в законопроект ряд системных изменений.

Следует отметить, что при доработке законопроекта Минэкономразвития необходимо было заложить переходные положения о сохранении федеральных стандартов, ранее разработанных Национальным объединением СРО АУ и утвержденных Минэкономразвития РФ, до новой разработки и утверждения, а также уточнить полномочия экспертного совета, и определить необходимость государственной регистрации федеральных стандартов в Минюсте России.

Несмотря на множество противоречий, в том числе правового характера, и потока критики со стороны предпринимателей, профсообщества и АУ, в конце января Минэкономразвития РФ представило обновленную версию законопроекта в правительство. Стоит отметить, что после доработки в законопроект не внесены какие-либо существенные изменения.

20 февраля ГПУ президента РФ вновь подготовило отрицательное заключение, указав, что многие замечания, высказанные еще в октябре 2020 года, в доработанном законопроекте так и не были учтены. Более того, как указало ГПУ, не соблюдены поручения президента РФ от 5 декабря 2019 года, во исполнение которых этот документ и разрабатывался.

Также новый законопроект предполагает возможность передачи функций АУ организациям, которые созданы госкорпорациями и другими юрлицами, определяемыми правительством. Это, во-первых, порождает конфликт интересов, так как в большинстве случаев такие организации будут являться кредиторами или заинтересованными лицами должника. Во-вторых, в проекте закона абсолютно не урегулирован вопрос об ответственности таких организаций в процедуре банкротства.

Что касается бальной оценки деятельности АУ и СРО, то критерии и порядок их расчета законопроектом не урегулирован до сих пор. Законопроектом утверждение порядка начисления баллов арбитражным управляющим отнесено к полномочиям Правительства РФ. Отсутствие в законопроекте прозрачных «условий игры» будет негативно отражаться на доверии участников дела о банкротстве к новому институту, так как подобное регулирование содержит в себе коррупционную оставляющую.

Но самое главное – оценить эффективность и сложность работы арбитражного управляющего сухими математическими методами просто невозможно.

Законопроект в первоначальной редакции содержал описание формул, по которым предполагалось начислять баллы, но указанная система оценки скорее была направлена на ограничение количества дел, в которых арбитражные управляющие могут принимать участие, нежели на оценку эффективности работы АУ.

РСОСОАУ попыталось произвести предварительный расчет баллов арбитражного управляющего исходя из тех формул, которые фигурировали в первой редакции законопроекта.

Пробный расчет показал, что предложенная авторами законопроекта методика абсолютно не отражает реального вклада арбитражного управляющего в процедуру. Получается, что АУ, который провел одну сложную и продолжительную по времени процедуру получит меньше баллов, чем тот АУ, который провел несколько мелких, но не сложных и быстрых процедур банкротства физлиц.

Более того, расчет не учитывает таких важных факторов как то, что процедуры, в которых арбитражный управляющий выполняет мероприятия по оспариванию сделок, привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности и возврату выведенного имущества, практически всегда переваливаются за срок 18 месяцев, принятый в расчете за идеал эффективного срока.

Что касается нового порядка выбора СРО и АУ. В поручении президента от декабря 2019 содержалось мнение о том, что порядок выбора СРО и АУ подлежит реформированию, в том числе с учетом метода случайного выбора.

Новый порядок выбора, описанный в законопроекте:

  • во-первых, нельзя назвать случайным,
  • во-вторых, такой порядок существенно затягивает процедуру утверждения АУ (сроки сдвигаются с 9 дней на 50),
  • в-третьих, создается, по сути, система торговли процедурами, так как СРО и АУ как бы покупают процедуры за баллы.

Все это приведет к тому, что существенно возрастет количество процедур банкротства, на которые никто из АУ не изъявит желания быть назначенным. АУ будут выбирать в первую очередь те процедуры, на которых можно заработать баллы. АУ будут вынуждены выбирать между заработком баллов и полноценным отстаиванием интересов кредиторов.

Стоит также отметить, что метод случайного выбора уже работает.

  1. Действующая редакция Закона о банкротстве уже содержит норму о том, что случайным методом выбирается СРО при подаче заявления о банкротстве должником.
  2. Судебной практикой на уровне ВС РФ сформирован подход, согласно которому аффилированные с должником кредиторы лишаются права выбора СРО и АУ.

Представляется, что указанных двух случаев более, чем достаточно для того, чтобы говорить, что случайный выбор СРО уже существует. Полное лишение законных кредиторов права выбора СРО и АУ просто противоречит духу Закона о банкротстве.

К следующему нововведению, не учитывающему текущее состояние дел, можно отнести и создание новой информационной системы – госрегистр АУ, так как сейчас существует госрегистр СРО и реестр АУ, которые уже содержат практически всю информацию, предлагаемую законопроектом для включения в новый госрегистр. Данную инициативу помимо ГПУ не поддерживает Росреестр, Счетная Палата, УП РФ по развитию информационно-коммуникационных технологий и УП РФ по внутренней политике.

В целом, по мнению ГПУ, новая редакция законопроекта по-прежнему нуждается в доработке, так как «характеризуется низким уровнем юридической подготовки, изобилует внутренними противоречиями, содержание многих положений в принципе невозможно уяснить». Во втором заключении ГПУ на законопроект отмечается, что в новой версии сохранилось приличное число уже высказанных Управлением замечаний, а по новым положениям у сотрудников администрации президента появились новые концептуальные замечания.

8 марта по итогам совещания с членами правительства Путин поручил в месячный срок доработать проект закона «О банкротстве» с учётом позиции администрации президента.

Помимо прочего, в законопроекте не урегулирована проблема страхования ответственности арбитражных управляющих. Для страховых компаний указанный вид страхования не является обязательным, соответственно, СК осуществляют данный вид страхования по своему усмотрению при отсутствии единых, прозрачных правил расчёта тарифов. Страховщики отказывают арбитражным управляющим в заключении договора страхования, игнорируют их заявления о заключении договора или вовсе немыслимо поднимают стоимость своих услуг. В то же время для АУ ежегодное страхование ответственности деятельности является обязательным для членства в саморегулируемой организации и подтверждения статуса АУ.

Так, к примеру, с этого года цена подобных услуг выросла минимум в 2 раза. А учитывая рост банкротств СК и отзыв лицензий у страховщиков – многие АУ не могут исполнить указанное обязательное требование законодательства и, соответственно, лишаются профессии. В связи с этим профсообщество неоднократно обращало внимание на то, что эта сфера нуждается в законодательном регулировании, в том числе в части внесения изменений в законодательство РФ и установления обязанности СК страховать риски АУ, определения размера, структуры или порядка определения страхового тарифа.

По мнению профессионального сообщества и с учетом огромного числа возражений законопроект в текущей редакции вносить в ГД нельзя. Будем надеяться, что при последующей доработке законопроекта будут учтены все замечания, и в первую очередь возражения профессионального сообщества – СРО и АУ.

Валерия Герасименко, генеральный директор Союза арбитражных управляющих СРО «Северная столица»

 

Добавить комментарий