17:22 Время

Партнёрские долги, или как сорвать куш

В Воронеже развивается конфликт между известным ресторатором Евгением Тимофеевым и его бывшим партнером Сергеем Шугакиным. Областной арбитражный суд зарегистрировал иск последнего о банкротстве ИП Евгения Тимофеева, сообщает Коммерсант.

Господин Тимофеев должен был вернуть своему экс-партнеру 3,5 млн руб., но стороны разошлись в оценке ситуации и графике погашения задолженности. Юристы не исключают, что в процессе банкротства у кредитора есть шансы вернуть долг, выявив и оспорив сделки по отчуждению имущества.

Евгений Тимофеев (развивает в Воронеже кейтеринг, мастер-классы по готовке и доставку еды под собственным брендом «Тимофеев») узнал о банкротном иске от „Ъ“. Он сказал, что удивлен ему: «Мы с Сергеем были партнерами, вложились деньгами в общий бизнес и начали работать. Затем нас настигли первые сложности, и Сергей решил выйти из проекта, забрав свою долю. Поскольку деньги были потрачены на оборудование, я предложил Сергею забрать половину оборудования, но он отказался и обратился в суд», — рассказал Евгений Тимофеев. Советский райсуд удовлетворил требования Сергея Шугакина о взыскании суммы неосновательного обогащения — 3,5 млн руб. плюс проценты, апелляция в лице Воронежского облсуда оставила решение первой инстанции в силе, и господин Тимофеев даже начал выплачивать долг. По его данным, на сегодняшний день он перевел Сергею Шугакину «треть суммы». «Сознательно мы ввели Сергея в основное юрлицо бизнеса в качестве гарантии того, что я выполняю и выполню решение суда», — пояснил господин Тимофеев. Речь идет об ООО «Аллея вкуса», которое в равных долях принадлежит Людмиле Тимофеевой и Сергею Шугакину. Евгений Тимофеев подчеркнул, что готов и дальше выплачивать задолженность: «В этом свете Сергею должно быть выгодно, чтобы я работал, а не банкротился».

У Сергея Шугакина другая версия произошедшего. «Евгений Тимофеев предложил мне инвестировать в ресторанный бизнес — сказал, что есть хорошее помещение, которое нужно срочно арендовать, показал бизнес-план, я перечислил деньги. На эти деньги он арендовал помещения на территории распредцентра компании “Магнит”, где организовал питание для сотрудников этого центра, а также производство марципана и еды для нужд кейтеринга компании Town Kitchen. После этого дела у бизнеса пошли плохо, начались проблемы. Евгений говорил, что его подвели партнеры, при этом предоставил накладные лишь на часть потраченных средств — около 1 млн руб. Куда он потратил остальное — неизвестно», — рассказал „Ъ“ господин Шугакин. Он подчеркнул, что в 2015 году, прежде чем обратиться в суд, дал партнеру полгода на раздумья. За это время господин Тимофеев, по словам Сергея Шугакина, перевел все имущество на супругу и развелся. «Из всей суммы долга, а это более 3,5 млн руб. с учетом процентов, мне досталось не более полумиллиона: было несколько траншей по 10-15 тыс. руб. от мамы Евгения, еще часть средств я получил, арестовывая его автомобиль и имущество кулинарной школы, которые он выкупал обратно», — подчеркнул господин Шугакин. Деньги действительно поступали, в том числе и на карту, из-за того, что служба судебных приставов погашает в первую очередь задолженности перед государством — по штрафам и налогам, коих, по данным ФССП, немало, подчеркнул собеседник „Ъ“. Теперь Сергей Шугакин хочет опротестовать все сделки Евгения Тимофеева, чтобы обратить взыскание на переоформленное на других лиц имущество — в ООО «Аллея вкуса» его нет. Существующий график погашения задолженности его категорически не устраивает.

Вчера воронежские рестораторы отказывались публично комментировать конфликт. При этом мнения разделились: кто-то поддерживал Евгения Тимофеева, указывая на достойный уровень его продукции и сложность ресторанного бизнеса, другие говорили, что Сергей Шугакин — далеко не единственный человек в Воронеже, недовольный менеджерскими качествами господина Тимофеева.

«Зачастую банкротство — единственный способ вернуть так называемый безнадежный долг. Но общая температура по банкротной палате, по данным исследования BMS Law Firm, говорит не в пользу кредитора: на каждый рубль требования к должнику в среднем получают около 2-3 копеек (процент удовлетворения требований кредиторов на уровне 2-3%)», — отметил руководитель коммерческого департамента юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов. Но он не исключает, что у финансового управляющего и юристов — представителей кредитора есть шансы оспорить сделки по отчуждению имущества. С ним согласен партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко: «На практике управляющие достаточно успешно оспаривают сделки по передаче ценных активов, а также добиваются привлечения даже де-юре неаффилированных юрлиц к субсидиарной ответственности. Но есть и вероятность того, что спор будет урегулирован в досудебном порядке».

Добавить комментарий