01:01 Время

Симптом кризиса или инструмент по списанию долгов: почему банкротиться в России стали чаще

Фото из открытых источников

По данным Федеральной налоговой службы, число банкротств выросло в полтора раза. Эксперты рассказали, в чем причина этого явления и какие способы взыскания задолженности остаются самыми эффективными.

Число банкротств российских компаний за последние 7 лет увеличилось на 41,5%, сообщило «РБК». При этом около 70% из них подходят к процедуре банкротства практически без активов, кредиторы могут получить с должника не более 5% вложенных средств.

Замруководителя Федеральной налоговой службы Константин Чекмышев рассказал, что причиной сложившейся ситуации являются не экономические проблемы, а стремление компаний избавиться от долгов.

Управляющий Федерального общественно-государственного фонда по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин считает, что полностью исключить влияние экономических факторов на ситуацию с ростом числа банкротств нельзя:

— В целом количество хозяйствующих субъектов уменьшается, эта отрицательная тенденция хорошо выражена на финансовом рынке: уменьшение числа банков с 800 до 300, сокращение субъектов микрофинансового рынка, например, количество ломбардов уменьшилось в 3 раза. Это общие макроэкономические показатели в отношении предпринимательской деятельности в нашей стране, следствие санкционного давления и тяжелых «марсианских» условий инвестклимата. 

С ним соглашается старший партнер антикризисной юридической компании «Рыков групп», член Торгово-промышленной палаты Павел Пенкин. Он считает, что пока экономика не восстановилась от кризиса, а неплатежеспособных компаний в стране остается много, количество банкротств снижаться не будет. Однако Пенкин полагает, что в отношении проблемы возврата средств кредиторам приведенная налоговой службой статистика не учитывает практику по привлечению должников к субсидиарной ответственности:

— Банкротство изначально воспринималось как механизм очищения компании от долгов, после чего можно зарегистрировать аналогичный бизнес и двигаться дальше. Когда заходили в банкротство, все активы, за счет которых можно было бы удовлетворить требования кредиторов, уже были выведены. Эта тенденция сохранялась долго, но когда заработал институт субсидиарной ответственности, эту лавочку прикрыли. Перспектива собственника отвечать личным имуществом по долгам компании – не особо радужная, потому что расплачиваться за свои грехи приходится уже физическому лицу. Так что эта тенденция будет уходить однозначно. 

Обратить внимание на статистику привлечения должников к субсидиарной ответственности предлагает и эксперт по банкротству Игорь Зиневич:

— Есть работающий институт привлечения к ответственности учредителя или скрытого владельца компании. Через привлечение физических лиц мы выходим напрямую на взыскание имущества, принадлежащего конкретным гражданам. Это может выправить статистику по возврату задолженности кредиторам. Новые правила привлечения к субсидиарной ответственности стали активно применяться судами, и количество лиц, которых привлекли, выросло, если не в 2-3 раза, то, судя по нашей практике, процентов на 70%.

Марат Сафиулин считает, что защитить права кредиторов может расширение практики создания компенсационных систем:

— Есть государственная система страхования вкладов, другие системы пока не настолько эффективны. Существует прекрасный международный опыт создания компенсационных систем в различных сегментах финансового рынка: это и кредитная кооперация, форекс индустрия. На рынке ценных бумаг может быть построена компенсационная система, которая полностью или частично защищала бы имущество вкладчиков, инвесторов. Мы в начале этого пути. На рынке ценных бумаг идут дискуссии о создании такой системы, но пока, насколько я знаю, кроме законопроекта, принятого в первом чтении, особо похвалиться нечем.

Павел Пенкин считает, что драматизировать цифры по банкротству не стоит, поскольку это является рабочим механизмом экономики. В пример он приводит президента США Дональда Трампа, который проходил через процедуру банкротства 4 раза. По его словам, в России банкротство часто ставит крест на деловой репутации, и компании, которые заботятся о ней и хотят оставаться на рынке, стараются решить проблемы с кредиторами до процедуры банкротства. 

Согласно данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в прошлом году наблюдалась тенденция к снижению числа банкротств юридических лиц. В 2019-м тренд сменился: с начала года число банкротств выросло на 1,9%.


 

Добавить комментарий