12:11 Время

Залоговый кредитор в деле о банкротстве: всегда ли хороши привилегии?

Статус залоговых кредиторов в делах о банкротстве часто именуется привилегированным. Но помимо «привилегий» предполагает и ряд серьезных ограничений по сравнению со статусом обычных конкурсных кредиторов. Таких серьезных, что иногда кредитору приходится отказываться от привилегий дабы не утратить возможность получения денежных средств из конкурсной массы.

Под «привилегиями» следует понимать гарантированные залоговому кредитору Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве или ЗБ) специальные права, главным из которых является право на получение 70 % из средств, вырученных от реализации предмета залога (пункт 1 ст. 138 ЗБ).

Коротко перечислим другие права залогового кредитора, которые выделяют его в ряду прочих. Этот статус предполагает невозможность замещения активов должника в ходе конкурсного производства (пункт 2 ст. 141 ЗБ) и заключения мирового соглашения без воли залогового кредитора (пункт 2 ст. 150 ЗБ).  Залоговый кредитор имеет право на оставление предмета залога за собой (пункт 5 ст. 18.1 ЗБ) в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве, а также право определять порядок и условия продажи заложенного имущества (пункт 4 ст. 138 ЗБ).

А вот среди ограничений главным для залоговых кредиторов является запрет на голосование. Он действует при принятии решений собранием кредиторов в процедуре конкурсного производства (пункт 1 ст. 12 ЗБ), за исключением случаев прямо упомянутых в законе

Этот запрет часто приводит к тому, что право залогового кредитора на получение 70 % из средств, вырученных от реализации предмета залога, фактически становится неосуществимым. И он вынужден просить включить их в реестр в качестве незалоговых (голосующих). Если же требования кредитора ранее включены в реестр как залоговые, кредитор вынужден просить прекратить залоговый статус в отношении всех или части требований.

Возможность включения в реестр части требований в качестве незалоговых особенно выгодно в случаях, когда такие требования многократно превышают размер требований иных кредиторов, включенных в реестр. Так, например, если требования залогового кредитора составляют 10 млн руб., а требования всех остальных кредиторов - 1 млн руб., то такому кредитору выгодно включить требования в реестр, к примеру, в размере 3 млн руб. в качестве незалоговых, в размере 7 млн руб. в качестве залоговых. В указанных случаях, кредитор сохранит свой залоговый статус и вышеуказанные «привилегии», а также будет обладать большинством голосов при принятии решений собранием кредиторов.

В свою очередь, возможность установления требований кредитора, обеспеченных залогом, в качестве незалоговых вызывала серьезные затруднения у судов, которые формировали по данному вопросу противоречивую судебную практику (см. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.04.2015 № Ф08-2008/2015 по делу № А32-18644/2014).  В попытках исправить такой разнобой судебной практики ВАС РФ в пункте 3 Постановления Пленума от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее – Постановление № 58) разъяснил, что если кредитор при установлении требований не ссылался на наличие залоговых отношений, в результате чего суд установил данные требования как не обеспеченные залогом, то впоследствии кредитор вправе обратиться с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора по делу. При этом такое заявление может быть удовлетворено судом лишь при условии, что кредитор обратился с заявлением не позднее срока закрытия реестра (пункт 1 ст. 142 ЗБ; пункт 4 Постановления № 58). Другой серьезной проблемой для судов являлся вопрос о допустимости прекращения залогового статуса требований (их части), включенных в реестр. Суды противились идее, что требование, установленное в качестве залогового, не может стать полностью или в части незалоговым, в том числе посредством уступки части такого требования с условием о том, что такая часть уступается без обеспечения (см. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2011 по делу № А46-13479/2009). В свою очередь, на допустимость признания залогового требования незалоговым указал ВАС РФ в Постановлении Президиума от 17.04.2012 № 14021/11 по делу № А46-13479/2009 (позднее данный подход был подтвержден Определением Верховного суда РФ от 01.08.2016 № 308 ЭС15-6280(3) по делу № А32-29459/2012), из которого следует, что «Закон о банкротстве» не запрещает залоговому кредитору отказаться полностью или частично от своих залоговых прав.

Признание судебной практикой, в том числе ВАС РФ и ВС РФ, допустимости отказа залоговым кредитором от осуществления залоговых прав является важной гарантией для такого кредитора, которому часто выгоднее контролировать ход банкротных процедур посредством голосования на собраниях кредиторов в ущерб своим залоговым правам.

Багаев Ян Яковлевич,

юрист ООО «Инфралекс»

Добавить комментарий

Чтобы добавить комментарий необходимо авторизоваться или зарегистрироваться